Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:51 

Я всегда думал, что лучше быть поддельным кем-то, чем настоящим никем.
окей гугл как перестать деградировать нетфликс стим заказ пиццы на дом
окей гугл как заработать денег на нетфликс стим заказ пиццы на дом
окей гугл когда это кончится
окей гугл как научиться полезному на нетфликс стим диеты заказ пиццы на дом

01:55 

Я всегда думал, что лучше быть поддельным кем-то, чем настоящим никем.
А вот через пару месяцев будет Новый Год.
Диар Санта,
подари мне, пожалуйста, красное платье, красные башмачки, красоту и голос. Мне очень-очень нужно красное платье! Я такая буду красивая в нём - все девчонки обзавидуются! Мне очень-очень нужны красные башмачки - к платью. Все мальчишки за мной бегать станут! Мне очень-очень нужна красота (?)
(???)
А больше всего, Санта, мне нужен голос. Такой голос, который бы все слышали. Такой, которым бы я не стеснялась говорить. Понимаешь ли, старик. У меня уже есть голос, но мне нужен новый. Тот, что есть - никуда не годится. Я им говорю какие-то глупости. Мне это очень не нравится! Был бы у меня хороший, правильный голос - я бы тогда говорила всё, что думаю. Я бы, может, перестала молчать, когда хочется говорить. Я бы, может, не ждала разрешения сказать. Может быть, я бы даже стала делать что-то кроме того, что делать обязательно. Я бы сценарий написала. Такой, какой я хочу. Я бы фильм сняла. Может быть. Если бы разрешили. Я бы сказала всё, что я думаю. Пожалуйста, подари мне голос!

С любовью, Даша.

P.S. В этом году я вела себя настолько хорошо, насколько могла. За остальное извиняюсь искренне.

15:55 

Я всегда думал, что лучше быть поддельным кем-то, чем настоящим никем.
Пришлось убрать любимого второстепенного персонажа.
Не думала, что будет так обидно. Как будто убила человека в угоду системе.

19:23 

Дорогая, любимая мама.

Я всегда думал, что лучше быть поддельным кем-то, чем настоящим никем.
Мы всегда в субботу вставали часов в 12, завтракали. А пока завтракали, там по СТС или ТНТ или ещё где шли передачи дурацкие, мы их смотрели. А потом делали уборку. Я никогда не хотела делать уборку, а она говорила: "Даша, ну что за бардак! Тут же ничего невозможно найти!". А всегда такая: "Кстати, ты не видела мой проездной? Второй день не могу найти". А она всегда за минуту находила.
А потом я уезжала куда-то гулять, а она дома оставалась одна всегда. Я приходила поздно, а она ругалась. Всегда вот так говорила: "Даша, я же волнуюсь! А ты трубку не берёшь!". А я и правда не брала. Не слышала. У меня друзья тогда шумные были.
Она сидела в выходные одна, а я приходила поздно. Потом она тоже стала уходить на выходные куда-то. Мы редко друг друга видели. Мне же было 13, конечно же мы редко друг друга видели.
А ещё мы ругались. Потому что я её не уважаю. Потому что я невыносимый ребёнок. А мне обидно было. Она всегда вот так говорила: "Даша, ты невыносимый ребёнок!". Однажды она очень разозлилась и сказала, что я её, наверное, ненавижу. И вот так обидно мне стало, что я заплакала. А потом она заплакала, потому что я заплакала. Это у нас так всегда было. Вот, например, однажды 9 мая я приехала домой с прогулки, а дома нет никого. Звоню - не отвечает. И отчим не отвечает. Ну ничего, пришли. К полуночи где-то. Ну, как пришли. Отчим пришли, а мама и стоять-то не могла толком, такая пьяная была. Я почему-то заплакала. Тихо так, у себя в комнате. А она всё равно услышала как-то и тоже заплакала. И отчим такой кричит на меня, мол, вот мать расстроила. А мама плачет и говорит: "Прости, Дашенька, я не знала, что ты расстроишься, прости!". Ну мы отчима-то прогнали, на кухне она на пол сел. Я ей чай сделала зелёный с мелиссой, сигарету свою дала, хотя она курить бросила давно.
А ещё однажды она меня спрашивает: "Даша, а какую ты музыку вообще слушаешь?". А я тогда очень любила Placebo. Дала маме послушать, ей так понравилось! Договорились, что если они приедут, вместе на концерт пойдём. Мы всегда вместе на концерты ходили. И вот сидим мы, мечтаем, как они приехали, поём. Бэйби, дид ю фогет ту тэйк ёр мэдс. И отчим говорил, что мы как две дуры, и петь не умеем. Он вообще был мудила. Не знаю, зачем она за него замуж вышла. Любила, может, не знаю. А они не ехали всё. А потом приехали! И я на концерт пошла. Одна. Потому что она ходить не могла уже толком. Больно было ей очень.
Мне потом 16 исполнялось, все друзья пришли. Торт у меня был красивый, шарики. Я суши приготовила, сама. И вот захожу я на кухню, чтобы ей суши дать поесть. Она лежит. Худая очень. Она всегда похудеть хотела почему-то. И вот я дала ей суши. А она спрашивает: "Даша, тебе нравится твой день рождения? Тебе весело?". А я говорю: "Да, весело". Она мне подарила тогда фигурку Йоко из Гуррен Лагана. Подарила, и говорит: "Я хотела бы подарить тебе весь мир".
Я давно не говорила ей, что люблю её. Вот когда маленькая была, всегда на ночь её обнимала, целовала в щёку и говорила: "Мама, я тебя люблю". А она отвечала: "И я тебя люблю, дочь".
А потом мне 13 исполнилось и я как-то больше не говорила. И она тоже.
А потом был декабрь. Очень холодный. Я ходила только в школу и в онкологический диспансер.
Вот она дома уже лежит. Помню, ночью просыпаюсь от грохота. Выскакиваю из комнаты - она на полу лежит и встать не может. Это она в туалет пошла. Сама. Знает же, что не может. Но пошла. Потому что сама.
Шёл декабрь, шла я, а она лежала.
Сижу я, читаю сборник для подготовки к ЕГЭ по русскому языку. Там про приставки было. И вдруг в комнату отчим заходит и говорит: "Юля умерла". Я вот так и сидела минут 40, не шевелилась Бабушка рыдала, отчим молчал, а я не шевелилась. Звонит у бабушки телефон. Это тётя моя, её сестра. Бабушку в трубку рыдает, сказать не может ничего. Тогда тётя мне позвонила. Я говорю, что вроде как она умерла. А она говорит, мол как это, вроде как. Иди проверь. А я говорю: "Не могу. Я боюсь". Там потом приехали врачи, бабушке укол сделали, сердце заболело у неё. Сказали, что да, умерла Юля. Сказали, что приедут за телом потом другие люди.
Бабушка мне сказала попрощаться. Я захожу, а она лежит. Глаза закрыты. Вроде, в лоб целуют. Я смотрю - ну не она это, не она. Выглядит как она, но точно не она. Но надо так надо. Целую, а лоб холодный, по ощущениям как пластилин. И цинковой мазью пахнет.
Ненавижу запах цинковой мази.
И увезли её. Больше я свою маму не видела.

С днём рождения, дорогая, любимая мама. Тебе сегодня не 42.

Прости, прости меня. Прости. Тем утром ты просила пить. А я не принесла, я так торопилась куда-то. Очень торопилась. И не принесла. Стакан воды не принесла.
Зачем ты меня, растила, мама.
Я тебя люблю.

Так люблю, то иногда по городу иду, а в толпе - ты. Вот правда, ты. Потом смотрю - нет, не ты.

Может, ты не умирала, мама? Может ты теперь секретный агент, тебе пришлось скрываться?

19:31 

Я всегда думал, что лучше быть поддельным кем-то, чем настоящим никем.
Блять впервые со мной такая хуйня, честное слово.
Я его пишу и пишу, пишу и пишу. Мои персонажи - говно, они только и делают что пиздят. Я зачем-то продолжают писать, потом смотрю, как вся моя история просто сыпется нахуй.
И рыдаю. Я натурально рыдаю из-за сценария впервые в жизни. И если бы этот кусок говна, самое место которому на канале "Россия" хотя бы стоил этой истерики - я бы смирилась. Но он не стоит.

17:54 

***

Я всегда думал, что лучше быть поддельным кем-то, чем настоящим никем.
Настал тот момент, когда адекватная самооценка стала абсолютно мифической. Я вот пишу сценарий полного метра. И, на удивление, получается действительно полный метр. Может даже слишком полный. Я думаю, что постоянные мысли о том, что ты делаешь какую-то хуйню - нормальны для любого человека, который что-то делает и при этом обладает критическим разумом (и, возможно, не обладает нарциссическим расстройством). Но я дошла до какого-то крайне интересного рубежа. Я одновременно уверена, что я делаю какую-то хуйню, что то, что я делаю не достойно существования, что мой сценарий всего лишь скучная чушь больше подходящая для сериала на телеканале "Россия", чем для кино, и в то же время я очень хорошо, ярко и красочно представляю себя получающую "кита" за этот самый сценарий. В итоге я вообще не понимаю, что происходит. Каким-то образом я ненавижу и презираю свой сценарий, но в то же время я им горжусь и считаю его гениальным. Это наводит меня на мысль, что на самом деле мой сценарий "ну норм, сойдёт" и ничего более. При этом я пытаюсь решить вопрос о самооценке. Она у меня завышенная или заниженная? А что из этого хуже?

20:50 

***

Я всегда думал, что лучше быть поддельным кем-то, чем настоящим никем.
Он стоял за кафедрой, самый высокий среди самых низких, самый низкий среди самых высоких, самый средний среди самых средних. Самые высокие, самые низкие и самые средние смотрели на него сидя на холодных скамейках. Смотрели не то что бы на него, не то что бы смотрели вообще. В 9 утра сложно смотреть, сидя на холодной скамейке. Самые высокие, самые низкие и самые средние встали в семь, после трёх, может быть четырёх часов сна. Они упирались головой в потолок маршрутки, они утыкались носом в чью-то грудь, чей-то живот, чей-то пах, они не смогли разглядеть свою остановку в запотевшее окно.
Он стоял и потел. Они сидели, а он стоял. Он ударился головой в маршрутке, он не мог забыть запах чьей-то подмышки, вроде бы женской, вроде бы было противно, но вроде бы встал и упёрся в чью-то ягодицу, вроде бы в мужскую. Его ладони были влажными, ему было жарко, но снять пиджак было нельзя - мокрые круги в области подмышек не могут придать значимости профессору экономики. Растрёпанные, немного с сединой волосы тоже были мокрые от пота. Стёкла очков немного запотели. “Я должен рассказать им, как работает этот мир” - подумал он и начал.
- Рыночные отношения. Вы даёте деньги - получаете услугу. Вы даёте услугу - получаете деньги. То же самое - про деньги и товар, про услугу и услугу, услугу и товар, товар и товар, деньги и любовь, услугу и любовь, товар и любовь, любовь и дружбу, дружбу и деньги, дружбу и товар, дружбу и услугу, услугу и улыбку, улыбку и любовь, улыбку и деньги, улыбку и товар, тело и любовь, тело и деньги, тело и услугу, тело и товар, тело и дружбу, тело и улыбку. Это работает так.
Самый средний среди высоких, самый средний среди низких, самый высокий среди средних и самый низкий среди средних подумали, что этот парень видит людей насквозь и повидал многое. Ему можно верить.

Он пришёл в свой уютный дом, в котором был книжный шкаф. Книжный шкаф был полностью заставлен книгами. Книги были потрёпаны. В его уютном доме было большое зеркало, в полный рост. Он пришёл и встал перед большим зеркалом. Он снял пиджак, показав зеркалу мокрые круги подмышками на светло-голубой рубашке. Он развязал галстук красно-сине-чёрно-коричневого цвета. Он расстегнул все до одной пуговицы на светло-голубой рубашке, снял её и положил на пол рядом с собой. Расстегнул ремень с серебристой пряжкой, расстегнул ширинку и спустил штаны. Наклонился, освободил свои ноги от них, затем от высоких чёрных носков. Наконец снял серо-бело-чёрно-полосатые трусы-боксеры и посмотрел в зеркало. Он вспомнил вроде бы женскую подмышку и вроде бы мужскую ягодицу. Его член поднялся. Он посмотрел в зеркало и сказал:
- Я мразь.
Правой рукой он обхватил свой поднявшийся член и сжал его.
- Я мразь.
Вперёд-назад, вперёд-назад. Медленно.
- Я мразь.
Вперёд-назад, вперёд-назад. Быстрее.
- Я мразь.
Вперёд-назад, вперёд-назад. Он слышал этот звук шлепка кожи о кожу.
- Я мразь.
Вперёд-назад, вперёд-назад. Он тяжело дышал.
- Я мразь.

Поезда умирают грустными

главная